мы не знаем, сколько впереди времени, поэтому стараемся ничего не откладывать на завтра

Гаджибекова Камила

Камила Гаджибекова была обычным ребенком, но 12 лет назад ее сбила машина. С тех пор, в течении  12 лет Камила не могла дышать сама и находилась в отделении реанимации г.Махачкала. Чтобы забрать Камилу домой, ей необходимо было купить аппарат ИВЛ и прочее оборудование для организации искусственной вентиляции на дому. Стоимость оборудования с расходными материалами на 1 год вперед — 1 820 000 рублей.

Детский хоспис совместно с благотворительным фондом Помоги ребенку.ру открывали сбор средств для Камилы.

Мы не успели помочь, Камила умерла в реанимации, так и не вернувшись домой.

Письмо мамы:
«Мою шестилетнюю дочку Камилочку 24 июня 2006 года сбил лихач-водитель возле дома на моих глазах. Дочка стояла на обочине, мы стояли напротив друг друга и разговаривали. Все произошло так быстро, что я и опомниться не успела. В этот день в нашем городе был праздник — Бал выпускников. Все дороги были перекрыты и машины ехали в объездную — это была единственная машина на всей трассе. Водитель в кабине ругался с пассажиром (своей мамой), ехал на скорости и вилял из стороны в сторону,  выскочив на обочину, где стояла моя дочь.

Не могу передать этот ужас… На месте, где мы только что разговаривали с дочкой, кроме одной тапочки – вдруг я ничего не вижу. Я бросила все, что было в руках на дорогу и начала в шоке и ужасе метаться и искать своего ребенка, зову ее: «Камилочка, миленькая, где ты?». Она всегда дома любила со мной играть в прятки, хоть бы это было так! – думала я.

Я нашла свою девочку на противоположной стороне дороги, в 15-20 метрах от того места, где она стояла. Я взяла ее на руки… я не могла поверить, что все это происходит с нами, моя девочка, моя миленькая, она уже не смотрит на меня, не разговаривает, не смеется, не радуется жизни.

Я не знала, что мне делать, куда с ней идти, домой? или в больницу?! У меня мысли молниеносно прокручивались в голове. Вдруг не все потеряно, можно еще спасти? Я начала оказывать первую помощь своей дочери. Вы знаете, это чудо Всевышнего, что она осталась жива. Когда я ее привезла в реанимацию, врачи мне сразу сказали самое ужасное для матери и спросили, есть ли у меня еще дети, на что я им ответила, что у меня трое детей, что она жива и здорова, что у нее все будет хорошо, она здоровая, сильная девочка.

Я не могла смириться с тем, что мы с ней разлучимся. Мы так были привязаны друг к другу, что как она появилась на свет, мы с ней ни разу не расставались, я ее даже в садик не смогла отдать, она без меня не хотела там оставаться. Она ходила на художественную гимнастику и занималась с одним условием, если я буду сидеть в зале, чтобы он меня видела. У нее всегда был страх, что я уйду и она меня больше не увидит.

Когда она попала в реанимацию, я забыла про все, про свои человеческие желания и потребности. Трое суток я не отходила от двери реанимации. Врачи сказали, что если она в течении трех суток будет бороться за жизнь, то у нее есть все шансы на выздоровление. Я на коленях просила Бога и просила мою девочку, чтобы она вернулась ко мне… Я просила, захлебываясь своими слезами. Вы знаете, какая это сила — я разговаривала с ней через стены, меня внутрь не пускали. Я чувствовала, как она меня слышит.

Вот прошли трое суток… Она перескочила ту грань, слава Богу, которая вызывала опасность, она борется за жизнь. Я ее очень люблю, и хочу ей помочь.

Почти 2 месяца меня не пускали к ней в реанимацию. Я просила, я так хотела увидеть, прикоснуться к моей малышке, сказать ей, что я всегда рядом, что мы ждем ее дома. Кое-как мы добились, чтобы меня пропустили, когда меня провели к ней — я ее не узнала. Я показала фотографию доктору и попросила его, чтобы он меня отвел к моей дочери, что это не она! Она так была накачена гормонами и еще у нее были безбелковые отеки, она лежала как надувная игрушка, вся отекшая, между пальцами лопалась кожа, дальше некуда. Я ее узнала по родинке.

Возле нее я себя вела мужественно. Я целовала ее, обнимала, гладила, я благодарила Господа за за чудо, что я могу прикоснуться к ней, за то, что она есть! Когда я ушла от нее, я не могла забыть ее — это состояние. Я полностью ушла в себя, ночью мне стало плохо. Мое дыхание останавливалось, меня на скорой забрали в больницу, 2 недели я пролежала там. И через две недели, когда я снова пришла к Камилочке, я была приятно удивлена, мое посещение и мои расспросы, почему они допустили такое состояние у ребенка, пошли Камилочке на пользу, врачи стали кормить ее и у нее прошли безбелковые отеки. А гормональные нарушения, конечно, остались. Но это не так страшно — страшно для нас то, что ее вовремя не сняли с искусственной вентиляции легких.

Мне было понятно только одно — если я хочу спасти своего ребенка, я должна быть рядом с ней. У меня не было ни средств, ни знакомств, чтобы это сделать. Но у меня было большое желание помочь своей дочери спасти ее. Я очень благодарна доктору, который выслушал меня, понял и помог. С того самого момента травмы и по сей день, я ни один день не жила дома с семьей, с детьми, я с ними общаюсь по телефону. Я всю себя посвятила этому ребенку, ради ее спасения. Вот мы снова вместе, через два с половиной месяца я вновь рядом с моей крошкой, слава Богу! Она лежала без всякого движения, у нее не было мышечной массы — мышечного тонуса, она не могла шевелить даже мизинцем. У меня была одна единственная цель — поднять ее на ноги! Я просиживала за учебниками, медицинскими энциклопедиями всех времен, я выписывала ее диагнозы поставленные врачами и искала лечение от них.

Теперь когда я имела возможность быть рядом с ней, через все трудности, я забыла про отдых. Я заваривала настойки из трав, готовила мази, целыми днями и ночами делала ей массаж, занималась с ней ЛФК, чтобы вернуть ей мышечный тонус. К моему великому счастью под моими пальцами начали расти мышцы. И вот прекрасный момент в моей жизни — она шевельнула мизинцем правой руки. Не помню, сколько для этого времени мне понадобилось — это не важно. 

С 2006 года и по сей день мы с дочерью лежим в реанимации. У меня дома оставались двое детей, которые нуждались в материнской заботе и тепле. Муж у меня замечательный человек, он добрый и заботливый отец, он сохранил мне семью, я ему очень благодарна за всё. Ему вдвойне тяжелее, чем мне. Столько времени без хозяйки, без жены. Не каждый справится. Я как узник, сколько времен года я всё встречаю и провожаю за эти годы из окна реанимации. Только надеждой на выздоровление дочки я живу. Я очень верю и знаю, что в мире много добрых, хороших людей, которые могут помочь вернуться Камиле домой.

Низкий мой материнский поклон вам за то, что вы есть! 3а ваши добрые дела для спасения людей!

С надеждой,

Мама Гаджибекова Лейла Серкеровна»

О том, как Камилу вывезли из реанимации впервые в жизни на море: