мы не знаем, сколько впереди времени, поэтому стараемся ничего не откладывать на завтра

Маржана Садыкова

РИА Новости о Маржане

Москва 24 о выставке Маржаны

Об открытии выставки

Интервью «Я желаю исполнения вашей заветной мечты»

Маржана Садыкова: Ограниченная возможность — это Возможность

Фотографии Маржаны

Письмо мамы Маржаны Садыковой

Раньше в моей далекой от болезни и смерти жизни, я, проходя мимо стен Хосписа, ощущала
отстранение. Понимала, что это нужно и важно, но мне было страшно и, казалось, что место это создано, чтобы здесь умирать. И я не хотела думать об этом.

Сейчас, когда моя дочь умирает, этот оставшийся кусочек так отличается от остальной жизни, когда о смерти и не помышляешь… Все вокруг меняется — люди, из которых состояла твоя жизнь, становятся другими. Не каждый может чувствовать себя нормально рядом с умирающим ребенком. И они делают тоже, что и я когда-то – отстраняются. Не явно, но все же не могут говорить и смеяться как раньше, играть и дружить. И мы будто попали в вакуум, казалось, что вот она — не жизнь, а ожидание смерти, когда ты понимаешь, что решения принимать уже не тебе, ты бессилен.

Телефон Лиды Мониавы мне дала врач паллиатива Элина Валентиновна, сказала: «Позвони». Но я не видела причин звонить и не звонила, пока она не настояла. Не понимала, зачем. Казалось вмешательство посторонних сейчас неуместно и пр. Все же позвонила — там совсем девочка. Я тогда подумала — что она может понимать об этом? Но она, оказывается, понимала. Она стала ключевой фигурой, и многое изменила – ее такт и понимание совершили чудо. Я рада, что познакомилась с ней, она многому меня научила. Я считала себя стойкой и разумной и пр., но, оказалось, это не все, что нужно.

Сейчас я лучше понимаю, для чего Хосписы и Фонды, помогающие людям в нашем положении. Они делают все для того, чтобы ощущение, что все кончено, превратилось в жизнь, полную событий и осуществляющихся желаний, пусть и недолгую. Чтобы ожидание смерти стало жизнью, радостной, счастливой, полной любви, общения и пр. Чтобы человек успел максимум из того, что запланировал или мечтал, и здесь нет глупых или непрактичных желаний, здесь все возможно. В такой момент какие-то люди уходят и перестают быть рядом, им страшно и некомфортно, но есть те, которые знают, как это исправить, как помочь тому, кому так мало отпущено. Это особенное время, и надо понимать, что оно особенное не близкой смертью, а жизнью – особенной жизнью.

В последнем тайме самому можно придумать правила, сыграть невероятные роли. Это время может быть наполненным и радостным. И об этом можно не догадываться, это может не прийти в голову, ведь все так запутано и сложно. И здесь нам помогла Лида, наверное, она хотя бы немного волшебница, хотя и очень скромная, но невероятно могущественная. Звучит будто пафосно, но тот, кто вовлечен во всю эту историю, уверена, согласится со мной.

Это только наша история, а ведь их так много. Когда я думаю об этом, меня переполняет благодарность к Фонду «Вера», который объединяет людей с невероятной силой, которые могут помогать в такие тяжелые времена. Моей благодарности нет предела, спасибо вам всем за ваше милосердие, смелость и свет.

Садыкова Амина

Письмо мамы Маржаны спустя год после смерти дочери:

Моей дочери Маржане только исполнилось 14, когда она умерла.

Я благодарна за то, что она была со мной, и воспоминания об этом будут всегда делать мою жизнь лучше. Она многому научила меня, и сейчас я делаю или думаю это одна или с кем то — это приносит много радости, это позволяет этой радости продолжать жить.  Конечно, кроме счастья есть и боль, но она оттеняет счастье, она будто делает его заметнее, проявляет его. Она изменила меня и сама стала другой рядом со мной, мы жили жизнь друг с другом, дарили любовь, помогали и много всего, как и у вас, наверное.

Когда я спросила ее перед смертью, чувствует ли она, как я люблю ее, она ответила, что никогда не сомневалась, что любима и дорога. Это успокаивает, поскольку, конечно, мы сами всегда найдем, за что критиковать себя, считая, что нужно было быть лучшим родителем. Но ребенок не создает стандартов, любит всем сердцем не сомневаясь, умеет радоваться жизни и чувствовать счастье, и это наше спасение.

Мне повезло, и в моей жизни сразу после смерти Маржаны появился другой ребенок, которого я смогла полюбить всем сердцем и жить дальше, радуясь этой близости и общению. Но моя девочка со мною всегда, когда я наедине с собой и еще много раз за день, поскольку вся моя жизнь была наполнена ею, и этого не изменить.

Время не лечит, потерянный ребенок останется самым желанным и недостижимым на всю жизнь, принятие этого может сделать дыхание свободнее, мне стало легче, когда я поняла это. Я переехала из Москвы, каждая улица и станция метро напоминали мне о ней, но я думаю вернуться и наполнить город, который она так любила, новыми воспоминаниями. Я не сражаюсь, а уступаю, но стараюсь идти дорогой любви — это помогает и дает силы жить. Она умерла, но остались вещи, которые она любила, цели к которым она стремилась, радости, которые делали ее счастливее. Я стараюсь дать жизнь этим вещам, и она будто рядом со мной, мне так светлее.

Амина Садыкова