мы не знаем, сколько впереди времени, поэтому стараемся ничего не откладывать на завтра

Арина Мальцева

Детский хоспис «Дом с Маяком» случился в моей жизни неожиданно: увидела репост у знакомого в фейсбуке, ушла блуждать по ссылкам на просторы интернета, не заметила, как изучила весь сайт хосписа с историями детей и … заполнила форму для волонтеров. До этого дня Детского хосписа для меня не существовало как понятия, но вчитываясь в истории детей, принципы, на которых строится деятельность хосписа, я нарисовала в воображении картину совершенно необходимого и обязательного места, большого дела, внести лепту в которое вдруг стало важным. Было очень страшно: я не потяну… меня не допустят к детям… чем я вообще могу помочь??? «Ну, буду тогда у них печенье веером раскладывать и чай заваривать», — решила я и с волнением зашла в Детский хоспис «Дом с Маяком».

Изначальным планом было помогать раз в месяц. Я же занятой человек. Работа-спорт-путешествия-культурная программа. На деле оказалось, что я борюсь за каждое мероприятие: двигаю свои встречи, отпуска, отменяю давние планы. Почему? Потому что хоспис дает мне гораздо больше, чем я ему. Это не громкие слова. Слово «волонтер» обычно ассоциируется с работой, за которую не платят. Работа. Вот поплескаться с детьми в бассейне и пострелять из водяного ружья- это работа? Или играть на лужайке в Парке Горького?Или с мейком панды продавать печенье на благотворительной ярмарке? Внезапно, времени стало не меньше, а больше в разы. Так бывает, когда жизнь начинает течь гораздо веселее и насыщеннее. Мы обожаем наших детей и наших родителей — вот уж примеры мудрости, мужества и жизнерадостности. Мы обожаем проводить с ними время, и проводим его весело.

Еще один бесценный бонус, который я никак не ожидала получить от Детского хосписа, это волонтеры. Я не уверена, что в одном месте можно еще встретить столько различающихся во взглядах, целях, увлечениях, профессиях и жизненных историях людей, у которых из общего только сердце размером со стадион.

Наверное, единственно сложный момент волонтерской деятельности — это реакция окружающих. Часть моих знакомых решила, что я просто сошла с ума, старательно обходят эту тему, не задают вопросов и усердно делают вид, что ничего не происходит. Ждут, когда это пройдет. Неравнодушным, наоборот, часто приходится отвечать на восклицания вроде: «Как ты выдерживаешь? Они же умрут! Ты, наверное, плачешь каждый день?»
Все мы когда-то умрем. Может и завтра. Но мы не садимся с этой мыслью дома и не перечеркиваем свою жизнь. Принять болезнь или смерть ребенка гораздо тяжелее, чем взрослого, и тут, на мой взгляд, всего 2 выхода: закрыть лицо руками и сказать, что этого нет или признать, что такие дети есть, и жить им в нашем мире довольно непросто, а потому помочь прожить эту, пусть не очень длинную, жизнь максимально полно, со смехом, счастьем, открытиями, эмоциями, мечтами, возможностями реализовать себя. Идти по второму пути, на деле, гораздо проще, чем кажется. И этот путь стоит каждого шага.

Помочь прямо сейчас
11 Сен. 2017